Четверг, 23.11.2017, 06:42
БАЛТИЙСКИЕ СЛИВКИГлавная

Регистрация

Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2010 » Февраль » 19 » ИСПОВЕДЬ УГОНЩИКА. Он украл сотню машин, треть жизни провел в тюрьме и решил - завязать
ИСПОВЕДЬ УГОНЩИКА. Он украл сотню машин, треть жизни провел в тюрьме и решил - завязать
18:49




Сегодня мы предлагаем читателям еще одну главу саги о Калининграде бандитском - об автомобильных угонщиках.

Наш собеседник Сергей - угонщик с солидным "стажем”: шесть судимостей за спиной! Но интересен он нам не этим, а тем, что, проведя треть жизни в местах не столь отдаленных, Сергей решил "завязать”. Порвать с криминалом. По нынешним временам такое случается редко. Впрочем, и раньше бывалые люди называли передачей "В гостях у сказки” советские детективы о том, как рецидивист Рваный, встретив на тернистом пути мудрого следователя с усталыми, но добрыми глазами, осознавал порочность своего поведения, раскаивался, шел в ИТУ как на праздник... а оттрубив свое на лесоповале, всенепременно навещал мудрого следователя (вариант: судью) и робко протягивал коробку с тортом. Со словами "Спасибо!”

В жизни все обычно обстояло иначе. Хотя, конечно, случались и моменты духовного просветления Рваных.

...Нынче, увы, это даже на сказку не тянет - проще поверить в существование живой воды и ковра-самолета (Бабы Яги и Змея Горыныча), чем в "чистосердечное деятельное раскаяние” того, кто однажды попал на скамью подсудимых. Ведь чтобы осознать ненормальность своего жизненного пути, надо иметь представление о норме. А это трудно - в нашем-то мире, где по сравнению с реалиями жизни меркнет любой "ужастик”, а театр абсурда воспринимается как слепок с окружающей действительности.

Можно сказать, Сергей осуществляет эксперимент: сам себя он пытается вытащить из болота... куда, впрочем, попал тоже по собственной воле (но с отчетливым привкусом дурацкого стечения обстоятельств).

...Сергей родился в Казахстане. Но в Калининградскую область его привезли четырехлетним, так что он вполне может считать себя местным. Мать Сергея всю жизнь работает в торговле - кассиршей, продавцом... Родной отец, мусульманин, остался в Казахстане. Отчим был военным летчиком, командиром экипажа. После его смерти мать вышла замуж в третий раз, за прапорщика пограничных войск, который служил на заставе в Озерске. Так что "первой любовью” маленького Сергея были самолеты. Потом он "влюбился” в машины.

Водить автомобиль он научился рано: отчим сажал его за руль грузовика ЗИЛ-131 и разрешал гонять по взлетной полосе в Храброво.

Первый угон Сергей тоже совершил очень рано - тринадцатилетним. Вместе с приятелем они взяли тачку у вояки - там же, в Храброво. Покататься. Машину Сергей вскрыл легко, старым добрым способом - линейкой. Тридцатисантиметровую железную линейку пропустил по ветровому стеклу, запихнул под резинку - и повернул под нужным углом (45 градусов). Открылась дверь со стороны пассажирского сиденья. Никаких сигнализаций тогда не было и в помине... А шел уже 1991-й год. И уже появлялись первые авторазборки, куда можно было "сдать” угнанный автомобиль. На запчасти... (Народ тащил из-за бугра потрепанные иномарки - и сразу образовался дефицит запчастей. В магазинах их не было и в помине. Вот и появились "разборки”.)

В Храброво жил взрослый мужик по имени Олег, судимый. Он и подсказал ребятишкам, как можно "обвариться”. В 1992 году Сергей с дружками угнал "копейку” - ВАЗ-2101. Её сдали на авторазборку в поселке Васильково за $70. Договаривался Олег (ныне уже покойный). Пацаны получили по пять баксов на нос, пятьдесят забрал Олег, в качестве "комиссионных”.

Потом в Храброво была угнана еще одна тачка. Ее почему-то пристроить не удалось, и тогда её просто сожгли.

В 1993-м Сергей с товарищами умыкнул еще две машины. Из баловства это превратилось в бизнес, который курировали "серьезные люди”. Был такой Орел, правая рука одного из тогдашних местных криминальных авторитетов. Лет на десять постарше Сергея (у Орла жена была храбровская, вот он и вербовал себе там "молодую гвардию”). "Тройку” и "шестёрку” взяли прямо из гаражей. Пригнали в условленное место - на развилку перед аэропортом. А когда за тачками никто не приехал, "шестерку” загнали в канаву и сожгли, чтобы уничтожить отпечатки пальцев. "Тройку” просто бросили.

И может, все бы сошло угонщикам с рук, но... один из дружков Сергея некстати разболтался. Хвастаться начал - мол, пять минут варюсь, а уже такой крутой! Его задержали - и он мигом сдал подельников. Сергей в этой компании был самым старшим - ему уже исполнилось четырнадцать лет. Дружки пошли свидетелями, а Сергей получил свой первый срок: три года и два месяца.

Отбывал он его в Колпино, под Санкт-Петербургом, на малолетке.

Малолетка - самая жестокая из всех тюрем. С одной стороны, над колпинской малолеткой вроде бы шефствовал Александр Розенбаум: приезжал два раза в месяц, привозил вещи для тех, кто освобождался. Потом Розенбаума сменила немецкая графиня Анна Кристи. При ней на зону поступала гуманитарка, футболисты приезжали - поиграть с заключенными. С другой стороны, когда Сергей отказался "жать блатную педаль” - то есть подчиниться тюремным "авторитетам” - за это его избили так, что сломали плечо. Три месяца он провел на "газах” - так называлась общероссийская больница для заключенных, куда отправляли пациентов с осложнениями.

...Его судьба - еще один типичный пример несовершенства российского законодательства. Ни одна зона не исправляет. На Западе это давно уже поняли и стараются лишать человека свободы только в самых крайних случаях. По статистике, у них средний срок заключения - от семи месяцев до года. У нас - от трех до семи лет. Человек, подравшийся на улице, получает пару лет за "хулиганку”, попадает на зону, где его окружают убийцы, насильники, матерые воры... и приобретает соответствующий опыт. Надо ли говорить, что мировоззрение его меняется полностью?

Вот и Сергей, вчера ещё сидевший за школьной партой, на зоне познакомился не только с такими же "первоходками”, как сам. Тюрьму "держали” два старообрядных "вора в законе”: Ваха Бакинский и Саша Север. С ними был Ашот Питерский. Сергей ему чем-то понравился... и сдружился с питер­скими угонщиками.

Освободился он в мае 1996-го. Из Колпино поехал в Брянск, оттуда - в Калининград, а уже через три дня бежал из дома и направился в Питер. Там, по его разумению, его ждали деньги. Большие деньги!

В Питере давно уже "дергали” машины по схеме: получаешь заказ - "дергаешь” тачку - гонишь её на определенное место - выходишь - получаешь свои $50-$60 - машина идет дальше, но уже без тебя. Заказы поступали не на конкретные автомобили, а на самые ходовые марки. Сначала это были "Опели” и "Фольксвагены”, потом - турецкий вариант "Мерседеса”, получивший в народе прозвище "Мечта оленевода”, потом "Ауди”, "бэхи”, "мерсы”... Все это шло сугубо на запчасти.

Угонять, в принципе, было несложно. Даже очень популярный (как защита от угонщиков) центральный замок вскрывался элементарно. Да, он блокировал двери, крышку багажника, крышку бензобака. Но... достаточно было сорвать крышку бензобака (свинтить её обыкновенной старой силовой отверткой) - и вся система оказывалась разблокированной.

Механические блоки снимались с помощью хитрости. Сергей вызывал эвакуатор и заводил горестную песню: "Мужики! Ключи потерял!” Тачку увозили в нужное ему место. Туда вызывались специалисты по аварийному вскрытию замков, и заводилась песня еще горестней: "Прикиньте, мужики! Набухался, потерял и ключи, и документы!..” Песня подкреплялась "бабками” - и аварийщики вскрывали тачку, после чего - сесть за руль и умчаться было делом секундным.

...Где стоит машина - роли практически не играет. Из охраняемого гаража угнать - проще простого. С платной охраняемой стоянки - что два пальца об асфальт. Охранник знает машины, но не знает владельцев. На стоянку главное попасть - а потом тебе охранник сам шлагбаум поднимет.

...Чего только ни придумывалось, чтобы сберечь тачку от угонщика! Даже волчьи капканы ставились на педаль газа. Но человеку такой капкан ногу не перебьет - разве что сухожилия. Сергей в капкан попадал. Выпрыгнул с ним вместе и разжал, лежа на спине.

...Потом появились иммобилайзеры: машина вроде бы легко вскрывалась, нормально заводилась, трогалась с места, но... стоило проехать энное количество километров, как начинала дико орать сигнализация.

С иммобилайзерами, впрочем, быстро справились. Однажды в Питере Сергей угнал навороченный "Мерседес”, двухместный спортивный кабриолет. С помощью банального домкрата на сорок пять градусов был приподнят зад автомобиля (сигнализация на изменение угла наклона не реагировала). Сергей залез под "Мерс” через левое крыло, нашел с водительской стороны панель с предохранителем, вырвал "маму” (материнскую плату, - прим. авт.), выключил питание, открыл, увидел блок сигнализации и выключил. За угон этой тачки Сергей получил $1500.

А вообще - дело в Питере было поставлено с размахом. К примеру, к облюбованной угонщиками тачке вплотную подъезжала фура, в нее закатывали тачку - и вперед! А всего за полтора года "работы” в Питере он "дергал” по две-три машины в месяц. И только один раз имел неприятности с милицией - за отсутствие питерской регистрации. Заплатил ментам триста рублей - и неприятности закончидись.

...Периодически Сергей наведывался в Кёниг: в Черняховске у него была девушка. Однажды он поимел серьезные проблемы с местными "авторитетами”. Ему надо было ехать из Черняховска в Калинин­град... подвернулась чья-то тачка ("удобно стояла”)... "дернул”... кинул в Кёниге около "Маяка” Оказалось, что этот 141-й "Мерс” Сергей угнал у Бэкстона (Юры Иванова), на тот момент - смотрящего в калининградском уголовном мире.

Бэкстон, говорят, просто офигел, когда не обнаружил на улице своей "четырехглазой” тачки. Естественно, начались разборки: кто посмел?! Когда выяснилось, что "посмел” обыкновенный "трелевочный бык” (так иногда именуют рядовых угонщиков)... делать что-либо с "быком” было уже поздно: он снова сидел. За угон "Фольксвагена” - машину он "взял” прямо у моря. VW так и не нашли - зато случайный свидетель запомнил и опознал Сергея.

В 1998-м он получил три года с отсрочкой исполнения наказания на два года. В 1999-м он-таки сел. За две машины и двадцать девять доказанных краж. Но перед этим его "поставили на учет”. Тогда в управлении по борьбе с организованной преступностью (УБОП) взялись систематизировать угонщиков по "почерку”.

Фиксировалось всё: "портрет угона”, т.е. способ, манера, потенциальные возможности... Потом каждого из попавших в картотеку "предупредили”. Сергея остановили на площади Победы: "Проверка документов, выйдите из машины”. Сергей - в виде исключения - сидел за рулем своей машины. Вышел.

- Откройте багажник!

Открыл. Там - две биты.

- Зачем вам биты?

- А мы в бейсбол едем играть! - и тут же получил по голове собственной битой. Очнулся на Невского, 42. Ему сообщили, что проводится "жесткая профилактика” - и отпустили.

...Тогда угонщиков убоповцы пасли на двух машинах - и те знали: увидишь "Рафик” и "Ниву” на литовских номерах - выбирай на асфальте местечко почище и ложись сам. Лицо целее будет. Кстати, у сотрудников УБОПа машины не угоняли никогда.

(Правда, "хату” у подполковника УБОПа однажды взяли. Он вышел из дома - а жил на Невского, в трех минутах ходьбы от работы - только объявился в здании УБОПа, как ему кричат: "У тебя сигнашка сработала!” Он - назад. А воров и след простыл. А подполковник "в минусе” на $200.000.)

А у других - чиновников, депутатов, предпринимателей, военных - "статуса неприкосновенности” нет. Если только имярек не пьет водку за одним столом со смотрящим...

...Перед "посадкой” Сергей, что называется, нарвался: на краденой машине пьяный заехал на Центральный рынок. Его тормознул гаишник, а он решил покуражиться: подпустил гаишника поближе, а сам - по газам. Рванул по Невского, свернул на Курортную - дорога перекрыта. Он понял, что его выжимают за город, чтобы начать стрелять (в городской черте стрелять по движущемуся автомобилю запрещено). И остановился: "Нет, индейцы, вы сегодня стрелять не будете!” За "индейцев” ему ответили - сломали нос.

...В 2000-м он сел в четвертый раз - за нанесение тяжких телесных повреждений и шесть доказанных автомобильных угонов. Получил семь лет. Отсидел три года и четыре месяца. В 2003 году - через десять месяцев после освобождения - сел еще раз. Опять за угон.

В это время в Калининграде уже вовсю действовала придуманная угонщиком Дипом схема "отката”. Сам Дип выступал в качестве диспетчера. Специальные люди сначала "пробивали”, насколько платежеспособен хозяин тачки, предназначенной к угону. Если денег нет - зачем брать тачку?!

Наводчиками чаще всего выступают страховые агенты. Наводчика знает только диспетчер. И бережет его, как курочку, несущую золотые яйца. Потом диспетчер сбрасывает вниз по цепочке заказ. "Трелевочный бык” (а в этой роли обычно используют малолеток) угоняет. Кто-то (как правило - сотрудник ГАИ не из последних) в это время делает "коридор”. Раньше угонщики работали "в две машины”: первая шла впереди и "пробивала” посты ГАИ. Сейчас - угонщику маршрут прокладывают по мобильнику: "Впереди пост. Проезжай нормально, тебя не остановят”. И ведь не останавливают!

Потом угонщик получает свои бабки, а тачку определяют в "отстой”. Мест много. В Черняховске "отстой” когда-то был на полигоне, в танковых дзотах. В Кёниге было несколько "отстоев”. Один - на Советском проспекте, недалеко от поворота на Чкаловск. Другой - на Каштановой аллее, за парком, где интернат. Короче, в пятидесяти метрах от Центрального РОВД.

Еще один специальный человек звонит хозяину машины и называет условия. Обычно - 10% от стоимости машины, хотя может быть больше. Года три назад в Калининграде только рядовых угонщиков было человек двадцать-тридцать, так что и разброс выкупа довольно велик. Если человек соглашается на предъявленные условия - ему сообщают, как технически будет проходить процедура: "деньги - тачка”. Если машину отказываются выкупать, её сжигают или раскидывают на болты. При этом угонщики не любят связываться с "эксклюзивом”. В городе единицы "Хаммеров”, угонять их, в сущности, нелепо.

А однажды Сергей "дернул” черный "Фольксваген-Пассат” (ему была заказана конкретная модель). Пригнал на условленное место - и услышал дикий вопль: "Ты чё! (такой-сякой непечатно) Гони его отсюда! Черных тачек такой модели на весь Кёниг четыре!”

Делать нечего - отогнал.

...Пресечь угоны - нереально. По крайней мере, до тех пор, пока люди не перестанут платить выкуп. Теоретически это возможно: если владелец застрахованного автомобиля будет знать, что в случае угона тачки ему выплатят страховку без проволочек - и в сумме, достаточной для приобретения новой машины. И если параллельно будут "взяты на мушку” авторазборки, автосервисы и т.д., и т.п. - на предмет происхождения запчастей. Но практически... НАШ человек прекрасно представляет, как его будут мурыжить в страховой компании и как ему придется возиться с покупкой новой машины, а главное - доказывать страховщикам, что угон - реальный, а не инспирированный... Так что плюнуть и заплатить - дешевле.

А о глобальных последствиях тотального "отката” в нашей стране не задумываются.

Опять же, границы в Калинин­градской области - дырявые. Две "дырки” - в Нестерове, по одной - в Озерске, в Гусеве. В Нестерове до недавних пор в трех километрах от границы стоял гусеничный трактор. А через границу по "дырке” ходили фуры с водкой. С помощью трактора их перетаскивали через ручей. В Озерске "дырка” - старая немецкая дорога, каменка, 13 километров от заставы. Она даже колючкой не огорожена. Просто - старые немецкие ворота. Распахнул - и рукой подать до мукомольного завода в Польше. А там уже ждут-с.

Литовцы гонят краденые машины в Кёниг, здесь перебивают панели, переваривают... Скажем, джип "Лендровер” был 1992 года, стал - 1994-го. Семьсот баксов - все удовольствие.

Наши угонщики работают и за границей. Саша Акула - широко известная в узких кругах личность - "работает” в Кёльне... Наши ребята "тяпнули” несколько джипов ”Паджеро” в Голландии... Это все известно - и все это существует.

...А угонщики... угонщики стригут свои баксы.

Последний раз Сергей сидел в Беларуси. За драку. Витебская зона - "красная” полностью. Начальник Витебского СИЗО Кузовков "поломал” всех: у него даже "авторитеты” встают по подъему. Днем приляжешь - выведут в коридор и объяснят, кто есть ху в этой зоне. (Не так давно в Витебском СИЗО был убит "вор в законе” Наум.) А когда братва предложила Кузовкову "подогнать” заключенным бочку растительного масла, чаю, сигарет... он ответил: "Чай я им завариваю два раза в день, а курить пусть бросают”. В отместку "блатные” поймали жену и дочь Кузовкова и побрили их налысо. В качестве предупреждения.

Кузовков предупреждению внял. Но по-своему: он забрал жену и дочь в СИЗО и продержал там три месяца. И все эти три месяца каждый день тюрьма обливалась кровью. Единственные, для кого делалось исключение, - россияне. Их предпочитали не трогать. И даже в обход существующих правил позволяли читать газеты и журналы на русском, а не на государственном языке.

Но Сергей с гораздо большим уважением говорит не о "железном” Кузовкине, а о Гуцалюке, который был начальником "восьмерки” - калининградской колонии общего режима, в конце проспекта Победы. И помнил в лицо всех, кто работал на производстве. А производств была куча: пекарня, сапожка, макаронка, производство моющих средств, автосервис, мебельная фабрика, шлакоблочный цех; цех, где изготавливали деревянные рамы... На швейке люди получали не меньше 150 рублей в месяц, а сигареты в ларьке (самая ходовая марка - "Дукат”) шли по оптовой цене.

Один зэк сделал модель парусника "Крузенштерн” в миниатюре, Гуцалюк продал ее за $4.500 в Германию - зэку упало $800 на счет. Честно. Но... ни с того, ни с сего заключенные, лежавшие в здешней больнице, наелись клея. Умерли пять человек. Гуцалюка сняли. Ушёл дежурным по управлению. Его зам по оперативной работе, Леонович, тоже ушел. Вроде бы он сейчас начальник смены охраны в каком-то развлекательном комплексе... А люди в колонии стали получать за работу рублей по семь. В месяц.

Зона - это государство внутри государства. У кого деньги - тот живет. Правила - лишены смысла. Никто не собирается зэков исправлять. Их рассматривают, в первую очередь, как источник дохода. (Простой пример: контролер забирает у зэка мобильник, тот идет к начальнику смены, дает $10 и получает мобильник обратно.)

Никаких "понятий” тоже нет. Смотрящие - под "кумовьями”. Зэки друг друга подставляют...

В общем, после шестой "ходки” Сергей решил все бросить. Это непросто. Из "системы” можно уйти - но только вперед ногами. Угонщики плохо кончают. Слишком многое знают, многих видели... Вон, матерого угонщика Гриба-Погребняка расстреляли в центре Калининграда, у парадного подъезда гостиницы "Калининград”, считай, средь бела дня...

Опять же, не всем хватает характера. Жить на пределе, с максимальным содержанием адреналина в крови - это ведь сродни наркотическому кайфу. Потом, в "завязке”, такого адреналина уже не будет...

Но Сергей понял: или сейчас - или никогда. Съездил в Питер, посмотрел, как там живет его друг, пару-тройку лет назад отошедший от "дел” - живет с женой и детьми, в нормальной квартире, вполне успешно занимается легальным бизнесом... Сергею понравилось. И вот - два года он уже не угоняет машины. Работает в строительной фирме. И жизнью вроде бы доволен. Теперь он хочет только одного: чтобы его оставили в покое и прежние "коллеги” (а ему по старой памяти периодически "сватают” тачки), и менты (которые категорически отказываются верить в серьезность его намерений насчет "завязки”).

Время покажет, насколько "hap-py” будет "the end” у этой истории. Ведь "трелевочные быки” - это, в сущности, "пушечное мясо”. С помощью которого те, кто НАВЕРХУ, сколачивают себе состояния, не пачкая ни рук, ни мундиров, ни репутаций. Как там, в старой культовой песне: "...И в забой отправился парень молодой”. Только "забой” здесь другой. Гораздо фатальней...

Н. Петрова

Просмотров: 1905 | Добавил: starbaltik | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Код *:
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Февраль 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
Архив записей
  • Совет Федерации
  • -->
    Друзья сайта
  • Президент РФ
  • Председатель правительства РФ
  • Генеральный прокурор РФ
  • ФСБ РФ
  • Правительство области
  • Прокурор области
  • Copyright MyCorp © 2017